Международный Комитет
Знамени Мира

Неправительственная Организация при ООН

в начало  |  о комитете  |  знамя мира  |  статьи  |  ссылки

Воспоминания о вручении Знамени Мира Далай Ламе
в Дхарамсале, Индия

Когда я находилась на северо-востоке Индии, вручая Знамя Мира Программе»Глобальное сотрудничество во имя лучшего мира» в живописных окрестностях горы Абу в Раджастане, где находится центр Духовного Университета Брахмакумарис, один телевизионный продюсер из Нью-Йорка, планировавший записать программу о народе Тибета в изгнании, присутствовал на церемонии вручения Знамени Мира этому институту в лице наших горячо любимых и уважаемых Дади Джанки и Дади Пакашмани.

Продюсер был под сильным впечатлением от церемонии вручения, которая, как и на протяжении последних 22 лет по всему миру, прошла в глубокой тишине среди тысяч присутствующих и многих из них растрогала до слез.

Когда церемония закончилась, некоторые из гостей мне рассказали, что когда Дади Пракашмани обняла меня, получив Знамя, луч света соединил наши межбровья; другие говорили, что когда я приступила к своей речи, слышался не мой женский голос, а голос Махатмы Ганди… В общем, аура мистицизма и гармонии окутывала те моменты, в которые вручалось Знамя, Знамя, которое представляет одну из наших самых высоких и желанных ценностей сегодняшнего дня — МИР.

Это Знамя продвигает новую и необходимую Культуру Мира, уважения, и мирного и гармоничного сосуществования, без различия по расовым, религиозным и политическим признакам.

Продюсеру понадобилось 6 месяцев, чтобы договориться о встрече с Его Святейшеством Далай Ламой, и, увидев церемонию вручения Знамени Мира, он воскликнул: «Теперь я знаю, для чего я с таким рвением проводил переговоры о встрече с Далай Ламой: чтобы ты, Алисия, вручила ему Знамя Мира».

Проблема состояла в том, что в Индии — учитывая, что в этой стране обитают миллионы жителей — билеты на поезд необходимо покупать на много месяцев заранее; в подобной ситуации было почти невозможно найти для меня место, чтобы добраться из Нью-Дели в Гималайские горы.

Меня очень вдохновила эта идея, особенно потому что до отъезда из Мексики в Индию, мой собственный внутренний голос сказал, чтобы я взяла с собой два Знамени вместо одного, как предполагалось ранее. Так, повинуясь ему, я положила их в свой багаж, не представляя себе, что одно Знамя предназначалось для Духовного Лидера Тибетцев.

Наконец, нам удалось достать один билет третьего класса на поезд, также у нас был один билет первого класса, еще давно зарезервированный продюсером. Так как другого выбора не было, мы решили ехать той же ночью и отправились на железнодорожный вокзал Дели, являющийся одним из самых ярких мест в городе.

Той ночью тысячи человек с багажом на голове сновали по вокзалу из стороны в сторону, другие утомленные путешественники в это время спали в грязи на полу, будто на чистых одеялах и матрацах. Все звуки перемешивались между собой, от издаваемых продавцами еды до заклинателей змей. Кругом все было в движении и суматохе. Сальваторе нанял крепкого сикха с красным тюрбаном на голове, бежавшего перед нами с тяжелой камерой и багажом. Это был настоящий хаос. В этой сумятице из мужчин и женщин, одетых в панталоны, сари и тюрбаны, нам все же удалось найти наш поезд в Гималаи. Нам предстояли 14 часов пути. Послышались три свистка, объявляющие об отправлении поезда, и так, исполненная уважения и трепета, я села на поезд, чтобы продолжить осуществление моей миссии.

Мы сели в вагон первого класса, переполненный пассажирами, по большей части индийцами. Надпись на табличке по-английски помпезно гласила «в первом классе работает воздушный кондиционер». На самом же деле, сквозняк из трещин в древних окнах был таким сильным, что от холода меня не спасало даже мое кожаное пальто. По прошествии около получаса, пришел контроллер и попросил мой билет. Увидев, что один билет был в первый, а второй — в третий класс, он сильно разозлился, и, забрав мой паспорт, исчез с ним. Тем временем, мы наивно предположили, что в поезде должен быть вагон-ресторан, что, конечно, было утопией, так как никакого ресторана не было. С собой у нас были только американские хлебцы в коробке, привлекшие внимание маленькой девочки, дочери индийской семьи, с которой мы делили холодное купе.

Мой друг стоял в коридоре, и я взглядом спросила у него, как быть с хлебом, пока девочка продолжала плакать. Он жестом показал мне, чтобы я дала ей хлеб, и так мы начали путешествие, отдав ей наш запас еды. Через некоторое время семья девочки начала ужинать и любезно предложила нам свою типичную пищу. Среди нее был зеленый перец, от которого я, сама того не заметив, откусила кусочек, что привело к проблемам с пищеварением и многократным походам в туалет ночью среди сладко спящих на полу пассажиров. Через некоторое время вернулся контроллер с моим паспортом, и, сменив гневное выражение лица на широкую улыбку, сказал мне: «Какой красивый паспорт! Что это за фигурки?» Я дружелюбно объяснила ему, что это — знаки Майа. Стараясь придать своим словам шутливый тон, он сказал: «Вы должны заплатить штраф за проезд в первом классе с билетом в третий. С вас 6 долларов!» Мы с удовольствием уплатили штраф, мне тут же вернули паспорт, и так мы продолжили наш ночной путь к Гималайским горам.

Когда закончилось наше четырнадцатичасовое путешествие на поезде, на станции мы взяли такси, которое через четыре часа пути среди впечатляющих заснеженных гор доставило нас в Дхарамсалу.

НАРОД ТИБЕТА В ИЗГНАНИИ

Когда мы прибыли в Дхарамсалу, было время Тибетского Нового Года, и повсеместно проходили празднества. Каждый февраль в полнолуние тибетцы проводят фестиваль молитвы, когда весь народ и ламы непрерывно молятся днем и ночью. Все были одеты в национальные тибетские одежды, в цветовой гамме которых преобладают коричневый и оранжевый, а также бордовые туники. Казалось, будто они сошли с картины. Они подходили и тепло здоровались с нами, точно мы были старыми знакомыми. Вдруг послышались звуки тибетских молитвенных труб, и все жители опустили головы, дожидаясь появления четырнадцатого тибетского Далай Ламы, на которого в эти минуты не осмеливаются смотреть в знак почтения. Никто не смеет взглянуть на него. Эти моменты были переполнены трепетом, пылом и уважением к Его Святейшеству.

Мы имели удовольствие присутствовать на праздновании тибетского Нового Года и снять документальный фильм для нью-йоркского телевидения о жизни тибетского народа в изгнании.

Телевизионному продюсеру была предоставлена редкая привилегия — переночевать в буддийском монастыре. Туда он и отправился со своей телекамерой. Позже он рассказал мне, что, хотя ему и дали одеяло, он никогда в жизни так не замерзал. Тем не менее, есть из собственной руки, как делали ламы, и присутствовать при их пениях и молитвах, показалось ему незабываемым.

Я остановилась в отеле, забронированном по совету Его Святейшества, но так как свет отключили, отопление не работало. Мороз в комнате холодил дыхание, и мне не оставалось ничего, кроме как спать, укутавшись в мое кожаное пальто. Я проснулась на рассвете, почувствовав легкое прикосновение к голове: на ней, как я отчетливо видела, был надет серебристый головной убор с заострением спереди. Я не поняла его значения, но в душе приняла его со смирением и радостью. Несколько месяцев спустя по возвращении в Мексику, на встрече с директором Тибетского Дома, Тони Карамом, я рассказала ему о произошедшем со мной в то утро, и от него узнала, что то, что мне было духовно передано перед вручением Знамени Мира Далай Ламе — знак отличия у буддистов, известный как «шапка Пандхиты». По правде сказать, не раз я чувствовала защищающее присутствие этого духовного дара, который я имела честь смиренно принять на севере Индии.

Наконец, наступил долгожданный день вручения Далай Ламе Знамени Мира. Нас проводили в его дворец, скромность которого столь сильно контрастировала с величественностью старого дворца в Лхасе. Пока я ждала его появления, мое сердце билось как огромный барабан. Я только и слышала, что биение моего сердца. Я держала Знамя Мира в руке перед собой, так что священный символ был хорошо виден. Вскоре послышался шепот… Он идет, идет… И тут появился он со своей ослепительной аурой. Здесь, передо мной, стоял его Святейшество с привычной детской улыбкой на устах. К удивлению всех присутствовавших, случилось нечто, что я и по сей день не могу понять. Под изумленными взглядами своих помощников, Далай Лама протянул свои руки вперед, сел передо мной на колени и поцеловал обе мои руки.


Alicia Rodríguez

перевела с испанского
Людмила Михайловская

Фотографии

Воспоминания о вручении Знамени Мира Далай Ламе
в Дхарамсале, Индия

Воспоминания о вручении Знамени Мира Далай Ламе в Дхарамсале, Индия

Статьи



70-я годовщина провозглашения Знамени Мира, Санкт-Петербург, Россия
Акция «Вместе мы строим Мир»
Воспоминания о вручении Знамени Мира Далай Ламе в Дхарамсале, Индия
Вручение Знамени Мира штатам Tamaulipas, San Luis Potosi и Nuevo Leon
Знамя Мира отправится в кругосветное путешествие на судне «Zamná»
Международный комитет вручает медаль Рериха Хосе Аргуэльсу
Передача Флага Мира Сибирскому Обществу Рерихов
Празднование 75-й годовщины Знамени Мира и Пакта Рериха
Президент Комитета Алисия Родригес посещает Алтай
Торжественное вручение Знамени Мира католической Церкви в cоборе Мехико
Флаг Мира в Коатсакоалькос
Презентация Знамени Мира для народа и Governement Керетаро, Мексика

в начало  |  о комитете  |  знамя мира  |  статьи  |  ссылки

карта (исп.)   |  ссылки